Эскадроны гибели в Мелитополе!

Мелитополь В Мелитополе работает нелегальный горотдел органов внутренних дел. Темные участковые пытают потерпевших спецорудиями и электричеством в голову!

Осенний день. Суббота. На календаре – 13-е мая. Люди на Кировском рынке так и мелькают в собственных заботах, вовлеченные избранием снеди, шмоток и других разностей. И никому нет дела до кровавого, нечистого мужчины, бегающего от кого-то с воплем о помощи. Пешеходы боязливо шарахаются, гадливо морщась.

Вот мужчины настигли трое. Повалили лицом в лужицу. Оперативно теснили и засунули в приехавший авто. С пробуксовкой автомашина метнулась с места – слава всевышнему, увезли возмутителя покоя, вздохнули с облегчением граждане.

— Сеее-ме-чки! – вскрикнула бабушка, находящаяся на низеньком стульчике, выяснив в ушедших «3-х мужчинах» служащих органов внутренних дел. Хотя и по гражданке, как их, дорогих не выяснить – так как «отстегивать» за неразрешенную коммерцию этими семечками часто нужно…

Это не план российского телесериала о «ментах» и «разделенных фонарях» – это просто 1 день из мелитопольских реалий. Не верите? Либо просто еще собственными глазами такого не вели наблюдение? А вы поверьте. Поскольку на месте этого кровавого мужчины вдруг можете очутиться вы, ваш сын, родственник, брат, родственник, дедушка… Вы так как полагаете, что такие вещицы лишь с бездомными проворачивают? Либо опьяненными хулиганами? Либо обколотыми ворюгами? Как досадно бы это не звучало, кровавый мужчина – учитель со стажем. При этом – спортсмен.

Сергей Владимирович Лазарев 18 лет вдохновлял к ряду на кафедре физвоспитания в Мелитопольском федеральном педуниверситете. Несколько лет назад он попал под уменьшение. Организовался сторожем в одном из муниципальных супермаркетов. Изобретение муниципального катка в парке имени Горестного стало реальным ясным днем в жизни Лазарева. Его позвали работать в льдистой «дворец» в должности инструктора по катанию на снегу.

Лазарев закончил Государственный федеральный институт физической культуры, спорта и состояния здоровья имени П. Ф. Лесгафта (Петербург) по квалификации «футбол и хоккей». Тренер, согласно его заявлению, вел 1-ое время по 8 часов на снегу – наслаждение от излюбленного занятия и обязанность перед людьми, желающими обучиться держаться на коньках, возвышали. Все помрачили вспыхнувшие по определенным индивидуальным основаниям инциденты с управлением катка. Вернее – с администратором этого заведения Лилией Покалюхиной. Не станем вклиниваться в детали данной ссоры. Стоит отметить лишь, что в один из подобных разговоров Лилия Валерьевна упрекнула Сергея Владимировича в краже коньков. И попросила какие-то денежные средства, которые Сергей Лазарев ей не добавлял.

— Лилия Валерьевна думала, что я некоторым стилем укрываю от нее денежные средства. Ворую, в случае если уж напрямую рассуждать. Однако этого просто не могло быть – со мною лично никто вообще не рассчитывался – все гости платили за услуги катка через кассу, а я денежных средств даже в руках не содержал, – говорит Сергей Лазарев.

И в случае если такие бездоказательные нарекания лишь омрачали расположение духа Сергею Владимировичу, то дальнейшие за ними мероприятия подпортили и физическое и духовное и физическое положение инструктора катка.

В субботний день, в 12-45, на каток прибыли трое милиционеров в гражданском. Сергея Владимировича, по его словам, позвали для беседы в офис администратора.

— Я понял, что Лилия Валерьевна их подняла, они разговаривали в ее офисе о каких-либо деньгах. Будто бы я должен ей предоставить тысячу грн и милиционерам этим. Сколько милиционерам – в точности не заявили. Когда я заявил, что никаких денежных средств я не имею и платить я не намерен, они меня перетряхнули и повели в раздевалку инструкторов. Там переобувались в этот период гости катка, – припоминает Сергей Владимирович.
Согласно заявлению Лазарева, правоохранители ничего любопытного для них не обнаружили. И рекомендовали создавать Сергею Владимировичу собственные вещи и ездить с ними. Куда и для чего и на каком основании его останавливают, не пояснили. Тренер также не спросил милиционеров.

— В случае если работники органов внутренних дел рассказывают «собирайся», означает, так нужно. Они же мне собственные удостоверения казенные продемонстрировали, к тому же очень многие работники катка видели, что я совместно с ними схожу. Я вследствие этого совершенно не напугался – таить мне абсолютно нечего.

Тройкой правоохранителей, вероятно, абсолютно не понимающих Законопроекта о органов внутренних дел, были участковые Александр Жеребец, В. Священников и Денис Куракин.

— Они посадили меня в стальной «Lanos». За руль присел Жеребец. А Куракин грозил: «В настоящее время мы отвезм тебя в офис и ты станешь орать: «По-мо-ги-те!» Тройка участковых согласно загоготала.

«Офисом» оказался основной пункт органов внутренних дел на улице Дружбы, 222. В данном же здании, по соседству – приемочная парламентария Мелитопольского горсовета Сергея Вальтера.

Улица Дружбы вообще – место смирное, слабое и просто-напросто согласное. Вполне может быть, поэтому вдоль Дружбы создаются приятные особнячки знаменитых жителей города. В силу этого, Лазарев даже после неясных «обязательств» Куракина не мог представить, что его ждет в «офисе».

— Меня ввели в комнату. Закрыли дверь на ключ. Жеребец закрыл. В «офисе» – 2 стола, 2 ПК, чайник, телеприемник, диван. Я присел на связку стульев. Без продолжительных прелюдий работники милиции стали настоятельно просить, чтобы я подписал признание в краже коньков с муниципального катка. А так как никто ничего не сообщал и заявления о краже не демонстрировал, я осознал, что они потребовали просто принять «липу», чтобы записать туда что угодно. Убийство Кеннеди, к примеру, до сегодняшнего дня не раскрыто, – попытка расхохотаться у Сергея Лазарева вызывает болезнь – лицо в гематомах, синяках и ранах.

Когда «остановленный» отказался расписываться под сфабрикованным дельцем, согласно его заявлению, побоище начал инспектор Куракин.

— Я находился на стульчике и уложил руки впереди себя, незначительно подавшись вперед. Первый удар был от Куракина кулаком справа – в висок. Затем слева – также в височную область. Когда голова от ударов завалилась, он стукнул 3-й раз – запястьем. Кто-то из тройки орал, что «у них не такие злоумышленники признавались». Затем Куракин заявил Жеребцу: «Неси интернет». Жеребец вышел, заперев дверь на ключ. Куракин получил темную милиционерскую палку – свист – удар пришелся на основание черепа. В голове затуманилось. Я предпринял попытку подняться со стула. Священников взял у Куракина палку, быть может, вынул вторую – я слабо осознавал от принятой серии – и стукнул по ногам, по тазобедренной мышце. Затем Куракин теснил мои руки за поясницей. Сшибли с ног – я снизился, руки мои так и остались за поясницей. Священников придавил свою печень коленом. Вся его голяшка на моем СМИ находилась. А Куракин содержал за шею. Зашел Жеребец – вновь процедура с открыванпием-закрыванием двери. Он привнес какой-нибудь карий ящик, габаритами 40 на 40 см, треугольный. Пластмассовый либо сделанный из дерева я так и не осознал. От ящика тянулось 2 провода, с «крокодильчиками» (пружинными зажимами) на концах. Не понимаю, то ли чем-нибудь я был симпатичен Жеребцу, либо у него характер не такой жестокий, однако он не участвовал в избиении. Установив ящик, он взглянул на придавивших меня коллег и заявил: «Это не наша способа». И – ушел, вновь закрыв дверь на ключ. Куракин выпустил свою шею. Священников возобновлял «выщупывать» свою печень коленом. Куракин надел «крокодильчики» мне на уши. Я не видел, как он пустил устройство – нужно мною повисал Священников. Морально я ждал ряда, однако не мог знать, какой силы. Это страшный ряд. Это полоумная болезнь. Я видел лишь лазурное небо, лазурные искры какие-то. Я в точности убежден, что глаза мои открылись, однако я ничего не видел. И не знал ничего, помимо своего клика. Я не кричал так никогда. Первый импульс продолжался сек 3. Я не видел Куракина, однако представлялось, что он это делает легко и систематически – знает, как болезненнее. Словив «волну» после первого ряда, он увеличил производительность тока. Во рту вышел вкус спаленной кости. Когда он закончил подачу тока, Священников орал: «Ты шо так значительно! Превосходен!»

Согласно заявлению Сергея Лазарева после пыток в офис зашел Жеребец. «Допрос» продолжили втроем. Тренер осознал, что его вполне возможно могут уничтожить и пошел на «отклоняющий прием» – признался в будто бы абсолютной краже 15-ти коньков. Работники милиции взбунтовались: «Врешь, больше!» Однако чтобы не вспугнуть «разоткровенничавшегося» Лазарева, рекомендовали проехать на место, где тренер «запрятывает коньки».

— Все тянулось по проекту – они поверили. Я домыслил, что продал ворованное на Кировском рынке. Выдумал несуществующего Д., который держит ящик там. Тройка участковых выкинула меня в «Lanos». По пути была вероятность улизнуть – выскочить из авто на ходу. Однако дерзать в моем пребывании не стал. Чересчур непокорным было тело после пыток – меня бы без проблем словили либо переехали попутные автомашины. Приехали на Кирова. Они остановились около супермаркета «Притча». Куракин и Жеребец отправились на рынок. Со мною в автомобиле остался Священников. Походив вдоль прилавков, и, конечно же, не заметив несуществующего скупщика стянутого, они пришли к автомашине и заявили мне: «Там нет никакого Коли – продемонстрируй где!» Я вылез из автомашины и помчал. Куракин с Поповым броситься за мною. Я помчал по Ленина, закрыл на Фролова, Бейбулатова… Они отстали – подготовка никудышняя. Добежав до самолета, я увидел, как от пешеходного прохода трогается маршрутка и вскочил в нее. Внутри автобуса не было свободных мест. Я, кровавый и нечистый просил пассажиров сделать звонок в полицию либо предоставить мне смартфон для звонка – мой телефонный аппарат участковые забрали в офисе. Однако пассажиры лишь вдавились в собственные сидения и никто не стал названивать. Автобус продвигался по 25-му маршруту – «Ц. Рынок – Н. Мелитополь», конечная – «Авто гаражи». Автобус – золотой «Mercedes», даже автолюбитель мне мысленно знаком. Но также и он полицию не вызвал. Осознавая, что полагаться нужно лишь на себя, я принял решение вынестись из маршрутки на приостановке «ул. Кирова» – там весьма многолюдно. Работники милиции разъединили все мои «приемы» и «Lanos» преследовал маршрутку – на светофоре даже перегнал и надрезал. Я выбежал на остановке и помчал через проезжую часть – к аптеке «Будь здоров!» При этом орал что меня планируют уничтожить и преследуют бандиты. К Куракину и Попову, побежавшими за мною, подключился какой-нибудь милиционер в фигуре. Около аптеки данный незнакомый в фигуре меня настиг, сшиб с ног, а Куракин с Поповым завели руки за поясницу и выкинули в приехавший «Lanos».

Автомашина участковых зашла во дворы многоэтажек, в регионе кафе «Эребуни». Туда приехал еще один авто – синие «Жигули» 99-й модификации. Человек, хотя бы один раз столкнувшийся с милиционерским беспределом, скорее всего выяснит эти «Жигули». Основное – чтобы узнало следствие. В «90 девятой» Куракин получил наручники. Скрепили на запястьях Лазарева.

Угорелый тренер заметил, что относится к нему работники милиции стали серьезней – выкинули на заднее сидение между Куракиным и Поповым, чтобы не решил выбрасываться из автомашины на ходу.

Куракин, по мемуарам Лазарева, опять стал грозить. Однако в офисе больше не избивали. Согласно заявлению Сергея Владимировича, на пороге основного пункта органов внутренних дел возникла госпожа Покалюхина в компании одного из служащих катка. Внешний облик инструктора катка не сконфузил администратора.

— Я сижу весь нечистый и кровавый, а Лилия Валерьевна мне утверждает: «Сергей, так как я же заявляла! Вы же зрелый человек!» Потом она приблизилась к Куракину, который что-нибудь оперативно сообщал и установила роспись, произнеся вдумчиво: «А у вас такие дочки хорошие…». Под чем она зарегистрировалась– я не видел, сидя на стульчике. Подниматься запрещали и ознакамливать с чем-нибудь не рассчитывали. Участковые просили зарегистрироваться работника, пришедшего с Покалюхиной. Однако он отказался. Подняли Сергея, брата Покалюхиной, он в охране катка работает. Тот без ненужных уговоров установил собственный автограф под данной странной бумажкой.

Когда администратор ушла, изведенный Лазарев осознал – пробовать сегодня не будут. Согласно его заявлению, правоохранители стали вслух обсуждать, за что бы такое «прикрыть» инструктора на день.

— Работники милиции предоставляли мне приобрести «траву». Рассказывают, мы тебя отвезем, продемонстрируем, дадим денежных средств, ты приобретешь за деньги и мы с тобой покурим затем… Я отказался. Хранить меня больше резона не имело – они раскрыли туалет, я помылся. «Чтобы тебя на катке мы больше не видели! Осознал?» – «Осознал» – дал ответ я и интересовался, ничего ли они мне в сумочку не доставили. «Иди-иди» – совершенно дружески, с усмешкой вел меня Денис Куракин.

Сразу из основного пункта Лазарев пошел в названый покой горбольницы. Доктора, заметив раненое лицо потерпевшего, подняли полицию. Объяснения пришедшим оперативникам Лазарев давал нехотя и без особенного доверия – сообщил, что побили работники милиции…

На следующий день здоровье не стало лучше, а с точностью напротив. Приятели принесли Сергея Владимировича в Запорожье – в офис судмедэксперта. Из решения эксперта, необходимо, что милиционеры-садисты принесли инструктору такие поражения: «Черепно-мозговая травма, вздрагивание головного мозга, многочисленные ушибы и синяки лица, тела, конечностей». Медик убедительно предложил Лазареву срочным образом укладываться в клинику.

Приятели Лазарева направились за поддержкой к районным правоохранителям. Прибывший в Мелитополь работник инспекции по кадрам Андрей Диденко разговаривал с пострадавшим в офисе корреспондентов «Нашего города».

По неотчетливым основаниям, младший лейтенант органов внутренних дел Диденко Андрей Николаевич УЗП № 021531 поехал в одиночку сражаться с мелитопольскими «оборотнями в погонах» на светло-коричневых «Жигулях» седьмой модификации абсолютно правомочно и просто-напросто смешно. Все дело в том, что корреспонденты – люди подозрительные, а поэтому при ближнем разглядывании обнаружили, что удостоверение Диденко не имеет легальной силы. Не вдаваясь в пространные рассуждения – «бумага» просрочена еще с 16 февраля этого года. Как так контролер над расшалившимися милиционерами и буря районный Внешней безопасности прокололся – диву даешься. Хочется верить, что ненастоящее удостоверение не окажет влияние на ход следствия происшествия с участковыми.

В сутки общения со старлеем Диденко угорелый Лазарев был доставлен в больницу в районную тяжелую клинику. По районный поликлинике прогуливают легенды о «геройских поступках» урюпинских милиционеров. Надо сказать, пора ознакомиться и с самими персонажами с приставкой «анти».

Совместно с шеф-редактором нашей «Медиа-группы» Иваном Ениным мы приехали к основному пункту органов внутренних дел на улице Дружбы, 222. Невдалеке стоял стальной «Lanos». В дверях встретились и с обладателем авто – Александром Жеребцом. Инспектор интересовался, что нам потребовалось. В офисе находился В. Священников. Александр Жеребец также прошел к столу. Двое участковых очевидно осознали причину нашего визита и тяжело удерживали чувства. Собственные удостоверения после продолжительных условий участковые действительно представили. Иван Енин демонстрировал стремление сообщить о злодеянии, абсолютном 13-го мая 2014 г в регионе, за которым закреплены участковые-«опорники». Так работники милиции утвердили объявление с условием завести криминальное дело по ряду заметок Криминального кодекса против… самих себя. Через 5 минут пришел и 3-й актер – Денис Куракин был в гражданском, вел себя легко и смело. Не припомнив на память «номера» заметок УК «Пытки и надругательства», инспектор Куракин взялся перелистывать Криминальный Кодекс.

А в минуту до этого Денис Александрович заканчивал телефонную разговор в нашем присутствии: «Валерьевна, да здесь у меня щас насчет данной делюги* СМИ…»

Встретив до обеденного перерыва объявление на самих себя, правоохранители с волнением простились с корреспондентами, похвалив нас за любопытные публикации. Рассказывают, оборотнями делаются в полночь…

Администратор катка Лилия Покалюхина сообщила нам, что Лазарев и действительно похитил коньки. Около трехсот единиц. И она направилась в полицию. Отчего как раз к таким троим ребятам Лилия Валерьевна не разъяснила.

Все дело в том, что каток, размещенный в парке, располагается за пределами зоны «бдения» данных участковых. Так отчего они в полном составе оставили пост и бросились на постороннюю территорию? Ответ, который с возможностью 99,99% войдет в пояснительные записки подозреваемых правоохранителей, несложен. Все дело в том, что Лилия Валерьевна живет на территории отдела, который обслуживают господа Куракин, Священников и Жеребец. А правоохранители эти, в виду весьма точного распорядка дня и трудовой дисциплины, круглые сутки осуществляют спецоперацию «Визит». Сущность процедуры – у вас на пороге возникает милиционер и выпытывает, на кого есть претензии. Представляется с вами, и чтобы зайти в доверие поплотнее, дарует визитку со всеми собственными реквизитами. Юная, однако квалифицированная администратор, встретившись с предательской «кражей», потерялась и, забыв, вероятно, как названивать в полицию, накопила мобильный номер участкового. Эту модификацию мероприятий нам прочитал один из офицеров Мелитопольского ГО УМВД, который, ввиду вчерашних мероприятий, опасается представить себя на страницах нашей издания.

«Обворованная» администратор даже выступила с заявлением в одной из газет. Впрочем, там она не показала ни имени вора, ни его истинный возраст, ни аспектов злодеяния. Согласно заявлению Лилии Покалюхиной, размещенной в одной из малотиражных газет, «Суммарно с катка пропало 307 пар коньков, любая из которых стоит порядка 150 долларов…» Методом общеизвестных математических операций, вред, объявленный Лилилей Покалюхиной, максимум – 363 тыс грн. По данным малотиражки, руководство катка дало объявление в полицию еще 9 мая.

ОФИЦИАЛЬНО:
Юлия Золотарева, ассистент руководителя Мелитопольского ГО УМВД: «Ни в данном месяце, ни в прошлом, никаких заявлений о кражах на катке от управления этого заведения в мелитопольский горотдел не шло. В первый раз слышу о краже коньков. Вы это основательно, либо снова что-нибудь…?»

Венок Григорьев, руководитель Мелитопольского ГО УМВД: «Я не намерен никого накрывать. Карьерное следствие установит, имели ли место пытки и побоище. В случае если виноваты – понесут взыскание. Все по Закону».

В процессе следствия этого Чепэ я не раз натыкался на фразы о деньгах, «кровлях» и «разборках». У меня вышло некоторое неудобное впечатление, что и истертый Лазарев и бьющие участковые – жертвы какой-нибудь нелепо небезопасной игры, вовлеченной на преступных «схемах». Кому мешает и кому он непрочный – данный каток – как рассказывают в Одессе, «действительно стоит рассмотреть».

А пока в органов внутренних дел идут перестановки мебели (ремонт очень приятно изумили), а на милиционерских вершинах – перестановки профессиональные, есть предположение – власть на время получил в собственные руки преступник «подобно босота 90-х», «сколотив» из большого количества милиционеров свой, нелегальный, горотдел. В котором и оценивают такие «делюги».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *