Переговоры с чешским экипажем проводили на российском

самолет Р. Разговаривать с пилотом разлетевшегося под Смоленском Ту-154 препятствовал языковый барьер.

Про это сообщил генерал в отставке Анатолий Муравьев, который в составе категории диспетчеров принимал на аэродроме «Южный» самолет с чешской общественно-политической верхушкой. 

«Вначале самолет входил на высадку смело, строго, как и положено, без отклонений. Однако затем вышли у диспетчеров колебания. Начальник три раза дал команду уходить на 2-й круг. Экипаж его не послушался. Впрочем диспетчеры предостерегали его, что тень ужасная и надо снаряжаться к уходу на запасной аэропорт, — сообщил Муравьев. Когда экипаж не послушался, диспетчерам оставалось лишь возобновлять «вести» самолет и смотреть за ним. Закат был одним, самолет погиб».

Диспетчер заявляет, что переговоры с экипажем проводились на российском и частично на зигзаговидном британском, и это обременяло осознание.

Муравьев утверждает, что экипаж перешел к понижению и реализовал закат на высадку

без разрешения. «Экипаж не делал отчетов, впрочем и мог. Диспетчер должен не только лишь говорить экипажу ситуацию, но также и приобретать доклады обо всех приемах, о высоте. Гонщик этого не делал», — заявляет Муравьев, не исключая, что причиной этому мог быть как раз языковый барьер.

«Начальник категории управления полетами заявил даже: «Осознание у нас с экипажем «пополам». Диспетчер сообщал с пилотом по-российски, ему помогали другие, давали подсказку британские фразы. И было непросто разобраться, осознал ли гонщик, что ему рассказывают. Вербальный барьер препятствовал осознанию. Я полагаю, что это могло сказаться на финале полета. Ну и, разумеется, совпадение событий», — заявил Муравьев.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *