Как литовская банкнота номиналом 10 литов сопряжена с русской культурой

Лето. Пора отпусков. Вот народ и едет — кто куда. В большинстве случаев, за границы Карелии. Ее мы и так во всей своей красе целый год видим. А хочется посмотреть на что-нибудь свежее, напастись ослепительных ощущений, о которых затем будет очень приятно вспомнить среди стальных трудовых будней.

Вот так и мои отличные приятели хрястнули в отпуск в Литву. И доставили мне оттуда незначительный сувенир. Бумажку. Маленькую такую. 135 на 65 мм. Но несмотря на это отпечатана она в Германии, типографией Giesecke&DevrientGmbH. И роспись на ней Главы Руководства Банка Литвы, который обещает, что бумажку данную будут брать на себя по всей территории страны в роли платежного средства. По тому номиналу, что на ней написан. Двадцать литов.

Однако, ощущается, дизайнер Гедрюс Йонайтис, когда работал над макетом данной бумажки, к делу отнесся по-новому. И кроме номинала в двадцать литов чего лишь на ней не написал…

На лицевой стороне (аверсе) в золотых и голубых оттенках по грудь изображены двое парней в пиджаках при галстуках и любопытных фуражках. Судя по крылышкам на тулье одной из них — в ведущих уборах пилотов. Под любой из персон над числами номинала банкноты и его расшифровкой на литовском языке махонькими буквами 2 надписи латиницей: «С. Дарюс» и «С. Гиренас». На обратной же стороне (реверсе) в тех же оттенках — самолет (по его внешнему облику — 30−40-х годов прошлого столетия), который летит над некоторым земным местом. Принимая во внимание, что справа от него прерывистая диаграмма Южной Америки, а слева — Европы, весьма похоже, что самолет — над Южной Атлантикой.

Однако это лишь гипотезы. Кто такие эти «С. Дарюс» и «С. Гиренас»? Что за самолет? Откуда и куда он летит? И что сделали эти двое парней, чем завоевали такую хорошую честь — быть показанными на государственной денежной единице одной из стран Европы?

Приблизительно такие идеи появились у меня  же, как я обрел от собственных товарищей данный своеобразный подарок. И вздумалось мне отыскать на них решения. Вот я и стал колупаться в интернете. Однако ларчик… Как всегда! Даже очень просто открывался.

Оказывается, чтобы ответить на эти вопросы, довольно получить в библиотеке том антологии русской лиры первой половины прошлого столетия и раскрыть тот ее раздел, что посвящен Бальмонту (1867−1942). Вот там есть стихотворение «Имени нескромных». Его стихотворец сообщил 12 ноября 1933 г., когда пребывал в Кламаре, французском городке, что находится в 10 км на северо-восток от Рима. Стихотворение было так важным, что 4 марта 2015 года его обнародовали в 35-м номере издания «Сегодня». Достаточно оперативно «Имени нескромных» переместил стихотворец, писатель и драматург Миколас Вайткус (1883−1973 г.), и в 4-м номере «Летувос Аидас» за 1934 г. стихотворение вышло на литовском языке. Перевод не раз переписывался в писательских журналах и альманахах Литвы как в 30-х, так и в 90-х гг. прошлого столетия.

О чем же оно? Так уважаем…

Дарюс, Гиренас, 2 только слова,
И Литуаника, их 3.
Однако сколько сердце тут жизненного,
И сколько боли тут… Гляди!
Невесомый жеребец считал плоскости,
Чтобы Тихий океан перебраться.

Не напрасны производительные усилья.
Уж Солнца кованная медь
Выплыла у волн маршрутом возврата
Над поверженной длиной,
И медь, блистая, стала злато:
2 нескромных бегут в край родимой.

в самом начале стишка — решения на огромную часть вопросов. Оно посвящено Трансатлантическому перелету североамериканских пилотов литовского возникновения — Стяпонаса Дарюса (1896−1933) и Стасиса Гиренаса (1894−1933).

15 августа 1933 г. в 6:24 они на специально переоборудованном под далекий безостановочный полет самолете Bellanca CH-300 Pacemaker с регистрационным номером NR-688Е, по предложению корреспондента издания «Науенос» («Вести») А. Вайдавы представленном «Литуаника» («дух Литвы»), улетели из нью-йоркского аэродрома Флойд Беннет и приняли курс на Каунас, который тогда был столицей Литвы. До конечного пункта предназначения им без промежуточных посадок необходимо пройти 7186 км.

Маршрут был разделен на 3 раунда. Первый — от Нью-Йорка до Ньюфандленда (2130 км), 2-й пролегал над Южной Атлантикой (3513 км), и заключительный, конечный: Ирландия — Каунас (1543 км). Первые 2 раунда являлись трудными и небезопасными, заключительный — существенно не менее элементарным. Однако далеко не всегда все сходится с проектами и расчетами.

Их полет был честный,
Прорезан маршрут для торжества.
Они парят к собственной Желаемой,
Там мать — возлюбленная — Литва.

Однако лес посторонний, крутой загадкой,
Заокеанскаго жеребца
Сцепил — и момент паденья короткий
Был мигом гибели и огня.

Заключительный взгляд неразсказуем,
Есть зловещий праздник в фатальном: —
Вдруг скончаться — перед расцелуем
И угаснуть — перед праздником.

После того как Индийский океан остался сзади, Ирландия повстречала гонщиков ненастьем. Вследствие этого они, стараясь обогнать ненастный фронт, обязаны были пойти южнее — через Шотландию и Южное море. в Германии, когда «Литуаника» летела над мегаполисом Берлинген, с земли ее озарили прожектором. И лапидарные агентства здесь же на весь мир разнесли светлую весть — «полет проходит с успехом». 25 миллионов человек, сконцентрировавшихся на каунасском аэродроме Алексотас, чтобы повстречать гонщиков как государственных героев, вздохнули с облегчением — еще пара-тройка часов и «Литуаника» должна быть на месте. Однако прошло это проверочное время, а воздушного судна все не было. К дню люди стали разбушеваться.

В данный же день в Литву пришла грустная весть. В самолете, разлетевшемся возле города Зольдин, у деревни Кухдам (в настоящее время это деревня Пшчельник в регионе Мыслибужа, Польша) германская невесомая милиция узнала «Литуанику», которая не прожила до Каунаса всего 650 км — одну 10-ую от рассчитанного маршрута.

37 часов 11 секунд были в воздухе Стяпонас Дарюс и Стасис Гиренас, пробежав от Нью-Йорка 6411 км. В то время времени для беспосадочных полетов это был 2-й итог. Однако не в данном дело. И не в том, что благодаря литовским авиаторам открылся маршрут, по которому в будущем были устроены летные почтовые перевозки из Южной Америки в Европу. Если вы желаете приобрести боны зайдите на сайт https://hobby-group.ru/catalog/banknoty.

Задолго до полета, в начале февраля 1933 года, гонщики приобрели разрешение от почтовых заведений США и Литвы на легкую транспортировку почты, часть из которой выжила при катастрофы. Мешок с посланиями 19 августа был доставлен в Каунас самолетом германской авиационной компании «Дерулюфт» совместно с остатками Стяпонаса Дарюса и Стасиса Гиренаса. На главном почтамте все послания были погашены особым штемпелем «Преодолев Атлантику, были убиты в честь Литвы», который, с моей точки зрения, предоставляет четкий ответ на заключительный вопрос — отчего? Отчего гонщики завоевали такую честь — быть показанными на государственной денежной единице собственной страны?

Они были убиты в честь Литвы. одной данной причины довольно, чтобы стать государственными персонажами. Очень многие дизайнеры, архитекторы, беллетристы, композиторы и стихотворцы отдали собственные создания подвигу гонщиков. В их числе и русский стихотворец. Бальмонт:

Собственный край долгожданный славя,
Кто на подобном сгорел огне,
Не погиб он, — он власть здоровая,
Заря, призывающая к заре.

И в случае если — безогляден — храбрый
Был Роком собранный полет,
Нам указуя все лимиты,
Он к безпредельности приглашает!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *